Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
АЛАНЫ ОРЛЕАНА

В V в. аланы продолжали играть важную роль в политической жизни Европы. Иордан отметил их во главе с Сангибаном, Григорий Турский – с вождем Респендиалом; аланы под предводительством Гоара, направленные патрицием Аэцием в Арморику, и аланы Беорга, напавшие на Северную Италию, – все они отделились от той группы, которая вместе с вандалами перешла Рейн в последний день 406 г. и расселилась в Галлии. Часть осела возле Луары, другая группа разместилась на Роне и по ее притоку Изеру; третья остановилась возле Гаронны. Некоторая часть аланов продолжала сопровождать вандалов и перешла с ними в Испанию в 409 г.

Миниатюра из манускрипта XIV века с изображением битвы на Каталаунских полях.

Гейзерих (428–477 гг.) перед отправкой в Северную Африку в 429 г. распределил свое войско по отрядам, состоявшим из вандалов и аланов. Число воинов достигало 50 тысяч. В "Хронике" Идация (умер около 470 г.) имеется сведение, что в 418 г. погиб последний аланский "король Аудак... и уничтожилось" аланское королевство, т. к. много аланов погибло в войне с вестготами. После этого аланы подчинились вождю вандалов Гунтариху, предшественнику Гейзериха. Незадолго до этого некоторые аланские дружины вместе с вестготами Алариха двинулись в Южную Галлию. Они захватили Нарбонну, Тулузу и Бордо, но в Базасе были остановлены. Граф Павлин из Пеллы рискнул выбраться из осажденного города для переговоров с вождем аланов. За спасение своей семьи граф пообещал им земли для расселения. Разработав детальный план, вождь аланов в качестве заложников отправил в Базас свою жену и любимого сына. Графу разрешили вернуться в город, а аланы развернули свои войска кольцом вокруг крепости. Вестготы вынуждены были снять осаду. В соответствии с соглашением аланы получили землю между Тулузой и Средиземным морем, причем они могли держать под контролем дороги, связывавшие Галлию с Испанией.

Как пишет С. Бахрах, "приблизительно в 442 г., когда Аэций (полководец Западной Римской империи, трехкратный консул) понял, что больше ждать поддержки от гуннов нет смысла, он обратился к Гоару и убедил его поселить часть своих людей в разных местах в Орлеане, чтобы они контролировали границы Арморики и мешали экспансии вестготов, стремившихся расширить свои владения к северу от Луары; Гоар действительно переселил большое количество своих людей в область на севере от Орлеана и вдобавок перенес свою столицу в Орлеан". Аланы под предводительством Гоара исполняли в Галлии функции сборщиков налогов для римской казны. "Пока Гоар и его сторонники оказывали союзническую поддержку империи, другие аланы вместе с вандалами опустошали части Галлии, впрочем, тем же занимался узурпатор Константин III" (С. Бахрах).

Основным источником по этому периоду истории аланов в Европе является труд историка Иордана (существуют три его характеристики: 1) нотариус на одной из территорий Малой Скифии; 2)  секретарь остготской или руянской семьи; 3) принадлежал к духовному сословию, епископ Кротонский; есть свидетельства, что по отцу Иордан был аланом, VI в.), "История готов" [De origine actibusque Getarum], который, в свою очередь, является пересказом утерянного труда Флавия Магна Аврелия Кассиодора (ок. 485–580 гг.) с таким же названием. Иордан также составил "Римскую историю" [De summa temporum vel origine actibusque gentis Romanorum].

В 451 г. Сангибан, сменивший постаревшего Гоара, получил приказ от Рима защищать Галлию от гуннов Атиллы. Гунны осадили Орлеан, где находилась резиденция Сангибана. Подоспевшие римляне и вестготы с помощью аланского гарнизона отбросили гуннов от Орлеана и преследовали их вплоть до Шалона, где 20 июня 451 г. в сражении на Каталаунских полях Аэций вынудил Атиллу покинуть Галлию (С. Бахрах, А.Л. Чибиров, И.Б. Санакоев). В битве у Шалона на Каталаунских полях Западная Европа была спасена от угрозы гуннского нашествия, и в этом значительную роль сыграли аланы, занимавшие центр войск. Битва на Каталаунских полях была чрезвычайно кровопролитной и упорной; по Иордану, с обеих сторон пало 180 тысяч воинов. Дальнейшее движение гуннов в глубь Европы было остановлено.

Интересны перевод и комментарий Иордана автора фундаментального труда "Аланы в древних и средневековых письменных источниках" (2003) А. Алеманя: "Незадолго до великой битвы на Каталаунских полях (451 г.) между гуннами Аттилы и римским полководцем Аэцием, "аланский царь Сангибан, в страхе перед грядущими событиями, обещает сдаться Аттиле и передать под его власть галльский город Аврелиану, где пребывал в то время. Узнав об этом, Теодорид и Аэций тотчас же укрепляют город большим валом до прихода Аттилы, наблюдают за подозрительным Сангибаном и помещают его со всем его племенем в середине [боевого порядка], между своими вспомогательными войсками". Несмотря на эти непредвиденные обстоятельства и неблагоприятные гадания, предсказание гибели одного из вражеских вождей, которое было сочтено относящимся к Аэцию, побудило Аттилу дать сражение. На римской стороне "правый фланг занимал Теодорид с визиготами (=вестготами), левый – Аэций с римлянами; Сангибана, который, как мы говорили выше, предводительствовал аланами, они поставили в середине, из военной предосторожности заранее позаботившись, чтобы тот, кого они подозревали в малодушии, был в окружении надежных войск".

После первой стычки, неудачной для гуннов, Иордан вкладывает в уста Аттилы речь, равно оценивающую эффективность варварских союзников Аэция: "Вы же сражайтесь, твердые духом, как вам привычно, пренебрегая их строем, нападайте на аланов, бросайтесь на визиготов. Таким образом, мы сможем добиться быстрой победы, ибо от этого зависит сражение". Однако, когда началось открытое сражение, король Теодорид пал мертвым, жертвою вместо Аэция, по пророчеству гуннских предсказателей: "Тут визиготы, отделившись от аланов, обрушились на гуннские толпы и убили бы Аттилу, если бы он, предусмотрев это заранее, не бежал и не укрылся со своими воинами за оградами лагерей, которые он окружил повозками".

В 452 г., оправившись от поражения на Каталаунских полях, Аттила вторгся в Италию, взяв среди других городов Аквилею и Медиолан, но отступил перед посольством Папы Льва Великого. Позднее он потребовал дань от императора Востока Маркиана (450–457 гг.). По Иордану, затем Аттила направился в Галлию: "Возвращаясь другими, нежели прежние, дорогами, он решил подчинить своей власти ту часть аланов, которая сидела за рекой Лигером, чтобы угрожать еще ужаснее, изменив с их помощью ход войны.

Итак, выступив из провинций Дакии и Паннонии, где находились тогда гунны и разные подчиненные им племена, Аттила двинулся походом на аланов. Однако Торисмуд, царь визиготов, разгадав коварный умысел Аттилы с неменьшей проницательностью, со всей быстротой первый прибыл к аланам и там, уже подготовленный, встретил движение войск подходившего Аттилы.

Вступив в сражение, почти такое же, как ранее на Каталаунских полях, он лишил Аттилу всякой надежды на победу, отразив и принудив к бегству с его позиций без триумфа, заставил бежать в свои владения. Так одержавший множество побед знаменитый Аттила, восхотев низвергнуть славу своего губителя и уничтожить память о том, что испытал прежде от визиготов, потерпел второе поражение и бесславно отступил. Торисмуд же, отогнав гуннские полчища от аланов, отправился в Толозу, не потеряв ни одного воина".

Аланы представляли собой серьезную, решающую исход многих битв, военную силу – тяжелую кавалерию, поэтому вполне понятной становится борьба за них между Аттилой и Торисмудом. Согласно С. Бахраху "следует помнить, что со времени Адрианопольской битвы в 378 г. в составе готского войска действовала сильная аланская конница". И лишь "проготские настроения Иордана побудили его сделать визиготов героями за счет аланов, которым они были враждебны". Во всяком случае, их расположение, хотя и объясняемое подозрениями в ненадежности посреди римского строя, было определено, чтобы сдержать натиск элитного корпуса гуннов.

Аланы, в V в. контролировавшие Галлию с центром в Орлеане, позже продвинулись на запад, в бретонские районы. В.Б. Ковалевская и многие другие исследователи отмечают "интересную связь легенд о короле Артуре и его рыцарях с историческими событиями V в., происходившими в Арморике"; причем целый ряд черт короля Артура свидетельствует о том, что его прототипом являлся вождь аланов (rex alanorum) Гоар. Артура с аланами сближают культ меча (согласно Аммиану Марцеллину аланы особо почитают Бога войны и поклоняются мечу, воткнутому в землю), защитное вооружение коней, а рыцари короля Артура напоминают аланских катафрактариев. Описания всадников в бретонских песнях больше всего напоминают описания сармато-аланов, их оружия и внешнего облика, экстерьера и резвости крупных коней.

Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика